Я должна сказать тебе правду. Я не твоя мать, сынок

Свадьба Алексея Рогова и Светланы Тешинской была назначена через три недели. Как только это стало известно, только ленивый не написал об этом в газетах, журналах и в соцсетях, не снял видеосюжет. Светлана Тешинская – завидная невеста, единственная дочь крупного бизнесмена, владельца заводов, пароходов, ресторанов. Да и Алексей тоже не с улицы парень. Отец работал в администрации.

Они познакомились на одном из благотворительных приёмов. Мама все уши прожужжала, что девушка хорошая, такую невесту ему надо. Алексей сомневался, что такая девушка одна, без поклонников.

– Да, только абы с кем не породнятся они. А ты и красивый, и умный, и родители не последние люди в городе.

Алексей купил цветы и пошёл к Светлане. Её отцу он понравился. Одобрил. Через два месяца назначили день свадьбы. А чего тянуть? Но за неделю до знаменательного события в жизни молодых отец Алексея умер от инфаркта. Мать тяжело переживала утрату. Свадьбу отложили. И только ещё через полгода была назначена новая дата.

Снова СМИ обсуждали, не помешает ли и на этот раз непредвиденное событие соединиться двум влюблённым. Не помешало. Свадьбу играли с размахом. Мама Алексея была женщиной в возрасте. Родила сына поздно, не получалось долго забеременеть.

А тут одно событие за другим. Переволновалась. Сидела за свадебным столом бледная. Сын посматривал обеспокоенно, но та улыбалась, мол, не волнуйся, всё хорошо. Танцевал с молодой женой, все гости на них смотрели. Вдруг Алексей увидел, как мать стала заваливаться на бок. Успел подбежать, удержать от падения. «Скорую» вызовите!» – закричал. Врачи тут же вошли в ресторан, словно у ворот дежурили. А может, так оно и было.

Несмотря на уговоры тестя, Алексей поехал в больницу, оставив молодую жену в разгар свадьбы. С предынсультным состоянием мать подложили в реанимацию. Алексей сидел рядом. А кто бы ему что сказал? Мать попросила всех выйти, оставить их одних.

– Я очень тебя люблю, но хочу, чтобы ты знал правду. Не я тебя родила, только вырастила. У нас с мужем не могло быть детей. Мы усыновили мальчика из детского дома в соседней области. Ты сразу понравился нам. Прости. Что хочешь, то и делай с этой правдой. Можешь оставить всё как есть, а можешь… Твоя настоящая мать жива. Детский дом в… – Алексею пришлось склониться к самым губам, чтобы расслышать слова матери.

Она вдруг закатила глаза, лицо исказила судорога, и Алексей выбежал в коридор, звать на помощь. Мать спасти не удалось. Он в глубоком горе вернулся к новоиспечённой жене. После девятого дня, Алексей сказал, что нужно съезди на родину матери. Светлана обиделась немного, что не взял её с собой. Алексей пообещал в следующий раз поехать вместе.

Дорогой он вспоминал слова умирающей и жалел, что узнал правду. В школе он стеснялся возраста матери. У других детей родители были молодые. Не давала покоя мысль, что заставило родную мать отказаться от него?

В детском доме директор сообщила данные матери не сразу, а после того, как Алексей назвал фамилию тестя и пообещал выделить деньги на ремонт. Оказалось, мать живёт в соседнем маленьком городке. Могла, конечно, уехать куда-то, но Алексей решил довести дело до конца. Поехал к ней.

Дверь открыла нестарая женщина, но какая-то неряшливая, в растянутой кофте, с пятном на груди.
– Вы ко мне? Если из социальной службы, покажите удостоверение. Всякие ходят. – Неприветливо сказала она.

Алексей ответил, что сам по себе, что не нужно бояться, он хочет просто поговорить о её сыне.

– О сыне? Так он же умер ещё маленьким. – Удивилась она.

– Как видите, я живой. Двадцать восемь лет назад вы почему-то отказались от меня. Я хочу знать, почему? – говорил Алексей холодно.

– Алёша! – вскрикнула женщина, схватилась за грудь и привалилась к стене. Алексей помог ей добраться до дивана. – Я приходила через год, хотела тебя забрать. Но мне сказали, что ты умер от гриппа. Я ведь похоронила тебя. Записочки в храме подавала за упокой. Боже мой! Как же так? – причитала она и плакала, не веря глазам.

– Многим трудно, тысячи женщин рожают без мужей, но не бросают своих детей. – Алексей смотрел на неё без жалости и ругал свою приёмную мать, зачем рассказала правду.

Как ему с ней жить, с этой правдой? Он не сможет полюбить и простить чужую ему женщину. Для него матерью была та, другая. Но и она предала его, ушла, оставила одного.

– Сейчас. – Женщина протянула руку Алексею, чтобы он помог ей подняться с дивана, но он сделал вид, что не заметил.
Она не обиделась, достала из шкафа старый фотоальбом с коричневыми станицами. Стала показывать снимки.

– Вот, здесь мы все втроём. Отец держит тебя на руках. Ты на отца очень похож.

Алексей мельком глядел на снимки, но после последних слов присмотрелся внимательнее. «Похож, только причёска другая и одежда».

– Ты не думай, он не преступник. Хорошим отцом был и мужем. Он работал инженером на заводе, потом его вдруг повысили до заместителя директора. Квартиру нам дали отдельную. А через месяц его обвинили в крупной растрате денег. Ничего он не присваивал, копейки чужой не брал. По сегодняшнему времени несколько миллионов пропали. Подписал за директора какие-то бумаги, пока тот в отпуске отдыхал. За растрату посадили. Кто-то провернул делишки за его спиной, а его подставил.

Я тогда учительницей работала. А время смутное было, меня уволили сразу. Никуда больше не брали на работу. А на что жить? Ну, я и отдала тебя в интернат, чтобы потом забрать, как на ноги встану. Уехала сюда, к брату. Жили как в коммуналке. Квартира тесная, а у него своих детей двое. Я на раскладушке спала. Взяли меня работать в самую отсталую школу.

Когда стала зарабатывать, поехала за тобой. А мне сказали, что ты умер. А тут ещё муж умер в тюрьме от туберкулёза. Я уже не понимала, где правда. Думала, с ума сойду. Веришь, хотела руки на себя наложить. Не знаю, почему не сделала этого.

«Напрасно, сейчас у меня меньше проблем было бы», – подумал Алексей, а вслух сказал:
– Вам что-то нужно: деньги, лекарства? В санаторий на юг устроить? – Он полез в карман.

Рука матери удержала его.
– Только твое прощение,- сказала она. – Я счастлива, что не наделала тогда глупостей, а то никогда не узнала бы, что ты жив. – Она сделала движение рукой, словно хотела его погладить по голове. Алексей отстранился. – Ты недавно женился? Кольцо у тебя новое, сверкает. Ты на него поглядываешь часто. Ещё не привык. – Алексей и правда во время разговора часто поглядывал на руку. Удивился её наблюдательности.

– Не бойся сынок, я не буду тебе в тягость. Прости только меня. Видать, не простые люди тебя усыновили, раз не хотели, что бы я нашла тебя. Вижу, одет ты хорошо, машина у тебя. У нас тут таких нет.

Когда Алексей собрался уходить, она тихо вытирала слёзы, но обниматься не лезла, не просила навещать её. Протянула лишь серьги.
– Возьми в подарок твоей жене. Не смотри, что скромные. Моя бабушка в молодости в услужении работала в царском доме, то ли прачкой, то ли служанкой. Только когда революция случилась, императрица всех слуг распустила и раздала им на память вещи разные. Бабушке серьги достались. Уехала она из столицы, а как узнала, что расстреляли всю царскую семью, так бежала ещё дальше. Осела в глухой деревне, замуж вышла за пастуха. Серьги спрятала.

Алексей серьги взял, не хотел обидеть, но не обнял, не поцеловал мать на прощание. Жене отдал их, сказал, что наследство от матери. Та без интереса посмотрела на скромные серёжки и равнодушно положила на стол. Дешёвые, не модные. Но долго хранить тайну Алексей не мог. Однажды рассказал всё, смеясь над ситуацией. По лицу жены не понять, что думает. Только стала после этого требовательной, не терпела возражений, помыкала Алексеем. Часто с подругами в рестораны ходила без него. Изменения в их отношениях не ускользнули от тестя.

Светлана рассказала отцу, и тот вызвал Алексея к себе. Сказал, что он их обманул, брак с его дочерью далее невозможен, тем более, сына преступника. Алексей не стал ничего объяснять. Подписал бумаги на развод и уехал к матери. А куда же ему деваться? Никого нет на всём белом свете у него роднее её, как оказалось.

Всю дорогу Алексей ругал то первую мать, что отдала в детдом, то вторую, зачем сказала правду, унесла бы в могилу тайну, не портила бы ему жизнь. Мать встретила радостно, а в душе Алексея бушевала буря. Жить вот в такой убогой квартире, в маленьком городке, после вольготной сытой жизни невыносимо.

Мать достала что-то из ящика тумбочки и подала Алексею.
– Возьми. Нужно время привыкнуть к новой жизни. Это ключи от нашей квартиры. Когда расследование началось, я боялась, что конфискуют. Но обошлось. Я уехала к брату, а тебя отдала в интернат. В городе все пальцем показывали, на работу не брали. А потом брат получил большую квартиру. У них с женой третий ребёнок родился. А я тут осталась. Привыкла. Там город большой. Квартиру я приватизировала.

– Поедем вместе. – Алексей впервые обратился к ней на «ты».
– Нет. Тут вся жизнь прошла. И тебе молодому нечего со старухой жить. Личную жизнь нужно налаживать.
Алексей снова удивился наблюдательности матери. Обручального кольца на его руке уже не было.

Алексей сделал ремонт в квартире, устроился на работу на завод, где его отец работал. Но тех, кто помнил его, там не осталось. Через полгода познакомился с милой начинающей учительницей и женился. Начал жизнь с чистого листа.

А что же Светлана? Жизнь не пощадила и её. Молодые да шустрые бизнесмены решили отнять бизнес у её отца. Не выдержал он борьбы, умер от инфаркта. Лишились они с матерью всего. Светлана не работала в жизни ни дня. Жить на что-то надо, квартиру большую содержать.
– Поезжай к Алексею, повинись. – Уговаривал мать.

Поздно спохватились. Жена Алексея ждала ребёнка. Уехала Светлана ни с чем.
Жизнь сложная. Во все времена в ней ценились власть и деньги. Казалось, всё рухнуло в жизни Алексея. Ан, нет. Не было у них богатства, зато жизнь спокойная, счастливая, понятная, правильная. А деньги он заработает. Лишь бы были рядом те, для кого стоило стараться, кто поддерживал и помогал ему.

А раритет царский, куда делся? Дотошный читатель не простит забывчивости автору. Алексей посмотрел в интернете. Периодически на аукционах всплывали драгоценности, принадлежавшие семье расстрелянного русского царя. Стоили баснословно дорого. Алексей не продал их, оставил на память о превратности жизни.

Он часто думал, какой была бы его жизнь, если бы… И благодарил мать, вырастившую его, и простил мать, подарившую жизнь.

По материалам-Живые страницы

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *