Перестаньте хотя бы нас объедать!

Федор пришел домой с работы усталый и голодный. Жены нет – она повезла домой сестру со своим «выводком», как называл племянников Федор. Машина одна на двоих, но жена постоянно выпрашивает их старенький «Форд» для своих «добрых дел» – помочь сестре Ире, которую бросил муж с тремя детьми и поэтому она теперь самая несчастная на земле, надо спасать бедняжку.

В раковине гора посуды, на столе хлебные крошки. Ну да, ну да! Сейчас приедет Маша и с выпученными глазами будет все это замывать, зачищать, оправдывая всех сирых и убогих. Федор открыл холодильник. Н-да, мышь повесилась! Явно сегодня холодильник набрал 100500 просмотров от гостей! Маша наверняка метала все съестное из холодильника на стол со скоростью света, чтобы племяннички не страдали, и Ира была сыта.

– Маш, а что мне на ужин поесть? – спросил Федор жену по телефону.

– А что, у нас ничего нет? – удивилась Маша. – Там же два перчика фаршированных в кастрюльке, в холодильнике!

– Кастрюлька есть, жидкость в ней есть, а перчиков нет! – ответил Федор.

– Хм, странно! – Маша задумалась на несколько секунд. – Ну, вот что, я сейчас в магазин заеду, пиццу тебе куплю.

– Ну хоть за это спасибо! – вздохнул Федор.

Маша приехала, привезла пакет, в котором лежал лоток с двумя дольками тонкой пиццы. Ну так себе ужин, если учесть, что на работе Федор пообедать не успел – была запара на стройке, некогда было даже в столовую бежать.

– А остальная пицца где? – спросил он с насмешкой. – Отдала голодающим детям Африки?

– Очень смешно, – фыркнула Маша. – Ну надо же как-то экономнее быть, аккуратно деньгами распоряжаться.

– Это ты говоришь об экономии? – Федор аж присел от неожиданности. – Вот уже полгода, как этот негодяй Леха бросил твою Ирку, кстати – дом ей оставил, алименты платит, а теперь ты взяла всю семейку к нам иждивение?

– Ой, ну какие там алименты? – возмутилась Маша. – Пятнадцать тысяч на троих детей. Она сама сейчас в декрете с третьим, самым маленьким. А дом без горячей воды пока, поэтому и ездит сюда мыться.

– Мыться и объедать! – усмехнулся Федор. – Я получаю всего 40 000 рублей, и ты беременна, скоро ребенок будет. Мне надо комнату подготовить, кровать и коляску купить, вещи малышу и прочее! И сколько можно мыться, сколько можно жрать? Два-три раза в неделю, да еще и по выходным, когда мне выспаться надо! Сколько раз просил, чтобы дети по мне не прыгали!

– Ну они же дети… – попыталась оправдаться Маша.

– Это не мои дети! – рассерженно перебил жену Федор. – Родится мой ребенок, пусть по мне и скачет! Леха, конечно, негодяй, но наверняка и он не выдержал характер твоей наглой сестры. Все берет нахрапом, будто все это ее! Дети невоспитанные, вон, даже перцы мне не оставили! Леха бойлер ставил, почему горячей воды у них нет?

– Он постоянно у них ломается! – Маша перешла на крик.

– Ну да, как же! Ломается тогда, когда нужно! Совести нет у твоей Ирки! Ну вот что, чтобы я ее больше тут не видел! Хотя бы в то время, когда я дома! И перестань ее с выводком кормить! Я все сказал! – Федор стукнул кулаком по столу. Настроение было настолько испорчено, что даже есть перехотелось, особенно эти две дольки увядшей пиццы, которые совсем потеряли аппетитный вид. – Я спать! Голодный! Пусть это останется на твоей совести.

Страсти поутихли ближе к выходным, супруги хотя бы разговаривать начали. Но субботнее утро было явно не добрым – Федор проснулся от какой-то возни у двери. Приоткрыв глаза, он увидел, что в спальню ломится детвора, а Маша их выталкивает.

– Тихо вам! – шептала она. – Дядя Федя спит еще, его нельзя будить, он будет ругаться!

– Ну и что, – пищали дети. – Мы только немного попрыгаем.

– Нет! – приказала Маша и закрыла плотно дверь, войдя в комнату. – Феденька, прости, я даже не знала, что они приедут! Как-то все спонтанно получилось.

– Ну ладно, – Федор встал и натянул на себя штаны. – Сейчас я эту спонтанность разгоню!

– Федя, не смей, не надо! – взмолилась Маша, но муж ее не слушал, он быстрым шагом зашагал на кухню.

За кухонным столом сидела Ира и кормила супом из ложечки младшего ребенка, который сидел у нее на коленке. Тем самым супом, который был сварен женой на все выходные. Федя сам попросил Машу сварить гороховый суп с копченостями в честь их примирения, он его очень любил. На столе сгрудились грязные тарелки, дети тоже полопали. На плите стояла кастрюля с остатками супа – буквально на донышке, уже без копченых кусочков с двумя кубиками картошки.

– Федь, я сейчас новый супчик сварю, только иди еще поспи, – робко попросила Маша.

– Ира, – Федор присел на табуретку рядом с сестрой жены и пристально на нее посмотрел. – В чем дело? Я долго молчал, но сил уже никаких нет. Я прошу лишь одного – перестаньте нас хотя бы объедать! Я не миллионер, чтобы всех вас кормить!

– А ты что, детей будешь куском хлеба попрекать? – спокойно спросила Ира и продолжила кормить ребенка. – Давай еще ложечку за папу!

– За папу?! – возмутился Федор. – А может быть за дядю Федю, который оплачивает весь этот банкет?

– Федя, чего ты злишься? – удивилась Ира. – Мы же сестры с Машей, помогаем друг другу во всем, в любой беде. Вот выгонишь ты Машу с ребенком, ей некуда будет пойти, я ее приму и накормлю.

– Ир, зачем же ждать? – ухмыльнулась Маша. – Я, считай и так с ребенком! Если этому жадине супчика жаль на детей, поехали жить к тебе. Пусть живет один в своей квартире! Ключики от машины я забираю, хоть что-то от супружеской жизни останется на память.

Федор просил Машу одуматься, но та быстро собрала вещи и уехала с сестрой и ее выводком. «Да и катись!» – подумал Федор. Ничего, поживет она там без горячей воды в толпе племянников, все равно вернется. Маши не было два дня, она даже не звонила и не отвечала на звонки мужа. Но когда Федор в понедельник вернулся домой с работы, то уже в прихожей почувствовал запах жареных котлеток. Маша, увидев Федора, виновато улыбнулась и спросила:

– Ты на меня уже не обижаешься?

– Ну что ты, – Федор обнял жену. – А где же Ира со своим выводком, кто будет столько котлет лопать? Вон, целую миску нажарила!

– А она больше не приедет, – ответила Маша. – Мы сильно поссорились. Два дня сплошной нервотрепки. Она сказала, что я опрометчиво решила сбежать от тебя, что нам всем в ее доме тесно будет, что мои декретные – это пшик, особенно когда малыш родится. Но знаешь, что обиднее всего? То что бойлер у нее прекрасно работает и горячая вода в доме есть.

По материалам-Tetok.net

Leave a Reply

Your email address will not be published.