Ну они же гости

Валентине было уже под сорок, когда она познакомилась с Николаем, своим ровесником. Он тоже был разведен, в анамнезе имел почти взрослого сына, которого воспитывала бывшая жена (у самой Валентины была восьмилетняя дочь), вещи, уместившиеся в маленьком чемоданчике, среднюю должность, среднюю зарплату и хронический aлкогoлизм.

Николай был родом из небольшого уральского городка, райцентра, поэтому в Москве проживал в общежитии от работы, периодически переселяясь на жилплощадь очередной жены (Валентина в его списке жен была под номером “пять”). Поэтому не было ничего удивительного, что он всего лишь через месяц знакомства с удовольствием согласился перебраться в однокомнатную квартиру Валентины, вытеснив ее дочь сначала на раскладушку, а потом и вовсе – на кухню.

Но Валентина была счастлива: она снова была замужней женщиной, избавившись от позорного клейма “разведенки”. Да, ее напрягали регулярные зaпoи мужа, когда он неделю бродил по квартире, словно призрак, в одних трусах и носках, с безумными глазами и распространял запах пeрeгарa, застарелого тaбaкa и тех же самых носков недельной “свежести”, но… Зато она была официально замужем. Тем более, что Николай, несмотря на свою пагубную привычку, внезапно получил повышение и в доме стали появляться неплохие деньги.

Первый звоночек прозвенел через несколько месяцев, когда муж проинформировал Валентину, что к ним в гости на неделю приезжают две его сестры. У них отпуск, и они хотели бы погулять по Москве. “Ты же в этом году еще не отгуляла отпуск? Возьми недельку, отдохнешь, по музеям-театрам походишь”.

В конторе, где трудилась Валентина были весьма либеральные взгляды на график отпусков, в том числе, и за свой счет – зарплаты были копеечными, поэтому и на трудовую дисциплину смотрели сквозь пальцы. Конечно, Валентина с огромным удовольствием согласилась провести неделю в свое удовольствие в приятной компании.

Она взяла отпуск, но все пошло не так с самого начала. Сестры, приехав ближе к вечеру, вручили брату подарок – кожаный портфель, Валентине – набор открыток с видами их родного города, а ее дочку просто погладили по голове и объявили, что не прочь бы поужинать. Валентина метнулась на кухню – целый день она простояла у плиты, и сейчас стол просто ломился от еды.

Слегка разомлев от возлияний и вкусной еды, сестры объявили о том, что завтра утром они едут на Красную площадь, а вечером идут в театр – брат, оказывается, купил им билеты. “А… я?” – тихо спросила Валентина. “Ой, я думал, что у тебя с отпуском не получится, а после работы ты же сильно устаешь… А билеты ведь заранее надо брать, вот я только девчонкам и взял…”

“Спасибо, Валя, очень вкусно, – сестры встали из-за стола и синхронно потянулись. – Мы, наверное, спать. Устали с дороги. Коля говорит, ты кашу хорошо варишь? На завтрак тогда кашки нам, ладно? На обед только супа достаточно, не заморачивайся, а ужин не готовь из-за нас, мы перед театром в ресторан сходим, там поедим.”

Только теперь Валентина поняла, для чего нужно было брать отпуск – так сильно она не уставала давно. Две взрослые женщины вставали утром, не заправляя постелей, и шли на кухню завтракать. Причем, вставали они гораздо позже Валентины и ее семьи, поэтому завтрак приходилось готовить в две смены. Дамы аккуратно ставили посуду в раковину, говорили “спасибо” и шли гулять. Или на выставку. Или просто по магазинам. А Валентина заправляла постели, аккуратно раскладывала разбросанные вещи, бежала в магазин, потом на рынок, потом снова вставала к плите.

“Слушай, ну что они даже чашку за собой не помоют? Постель не уберут? – пыталась она высказать мужу свое недовольство. – “Валюш, ну они же в отпуске… Они вообще-то отдохнуть приехали. У нас так не принято, чтобы в гостях что-то делать, хозяйке мешать. Ты же не хочешь, чтобы моя родня о тебе плохо говорила, правда? А летом ко мне на родину поедем, отдохнешь там.”

Уезжая, сестры со слезами в голосе благодарили замечательную хозяйку Валентину, говорили, что очень рады знакомству и обязательно приедут еще раз. И сдержали слово – за полгода приезжали еще два раза, по очереди, проездом в командировку, на два-три дня. Потом приезжала на учебу старшая сестра – на месяц. Потом приехал сын Николая с дедом – тоже на месяц.

Валентина чувствовала себя кем-то непонятным, средним между кухаркой и горничной: носилась по магазинам, готовила, стирала, убирала, развлекала светскими беседами, а сыну с дедом еще и придумывала культурную программу. Хорошо хоть Николай хотя бы частично компенсировал расходы – на продукты для гостей улетала вся зарплата Валентины, и ей приходилось идти на поклон к мужу, который сопел, ворчал, что она транжира, но деньги все-таки давал.

“Летом. Я отдохну летом,” – успокаивала себя Валентина. Две недели в маленьком сонном уральском городке. Речка, пляж, краеведческий музей, неспешные прогулки по зеленым улочкам – самый лучший отдых от суеты мегаполиса…

…Валентина с дочкой и Николай поселились на время отпуска в квартире, где жил его отец и младшая сестра. Поужинав по приезде самолепными пельменями, Валентина откинулась на спинку дивана и блаженно закрыла глаза. “Валь, – нарушила ее негу удивленная золовка: – А посуда-то? Сама, что ль, помоется?”

Валентина домыла последнюю тарелку, наскоро приняла душ, рухнула в постель и заснула, едва коснувшись головой подушки…

“Ваааль! Ваааль!” – разбудил ее ни свет, ни заря голос деда. – Чё спишь-то все? Вставать пора, завтракать! Нинка уж на работу ускакала, а ты все спишь…”

Валентина потянулась за часами – семь утра. Учитывая разницу во времени, по Москве – это пять… “Да уж, отоспалась в отпуске,” – мелькнуло у нее в голове. – Ладно, позавтракаю и еще посплю. Интересно, что там Нина приготовила?”

“Ты только яишню сильно не зажаривай, не люблю. А вот чай завари покрепче, поядреней. А потом я тебе расскажу, как до рынка дойти и где у нас магазины, “- проинформировал дед.

Только тут, проснувшись окончательно, Валентина поняла, КАК ИМЕННО она проведет свой отпуск в тихом уральском городке…

По материалам-ФиалкаМонмартра

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *