Нет, всё должно быть общим. Выходи за меня, а уж потом покупай квартиру за свои сбережения

Сон никак не шел. Мысли, одна за другой, то и дело возвращали Яну к разговору двухнедельной давности. Аккуратно, чтобы не разбудить дочь, она встала с постели, взяла телефон и щелкнула выключателем в крохотной ванной комнате, плотно прикрыв за собой дверь.

Проверила звонки, смс-ки, электронную почту, мессенджеры – ничего. Слава молчал и, похоже, мириться с ней не собирался. Абсурдность ситуации выбивала Яну из колеи. Почему Слава вообще предъявляет ей такого рода претензии, она не понимала. Яна придирчиво рассматривала себя в зеркало. Неужели он прав, и она действительно такая меркантильная материалистка?

Яне немного за тридцать. У неё позади неудавшийся ранний брак. Дочка, которой скоро исполнится семь. Полтора года назад Яна встретила Вячеслава. С ним было интересно и спокойно. Уже полгода, как они живут вместе.

Живут в Яниной квартире, которую она купила несколько лет назад. Квартира это, конечно, громко сказано. Скорее – квартирка.В бывшем общежитии, очень маленькая, кухня совмещена с комнатой, нет ни балкона, ни кладовки. Но долгое время Яна была рада и этому, с любовью обустраивая своё гнёздышко.

Теперь же стало очевидно, что втроем, да и даже вдвоем с подросшим ребенком жить на тридцати квадратных метрах не очень удобно. Тем более, что впереди школа. Настюшке нужна своя комната, чтобы заниматься уроками. Мысли о расширении давно уже бродили в Яниной голове. Было бы неплохо, рассудила она, взять в ипотеку двухкомнатную квартиру, а эту сдавать. Это поможет расплатиться и не ударит сильно по карману. О таких её планах Слава знал, говорил, что это отличная идея.

Сказано – сделано. Яна подала заявку, и, как только получила одобрение банка, поделилась радостью со Славой. Но его реакция удивила и расстроила Яну. По мнению Славы, идея действительно хорошая, но спешить с ипотекой именно сейчас не стоит. Ведь Яна теперь не одна, они планировали пожениться. Вот распишемся и оформим ипотеку. Тем более, что и я буду как-то участвовать в погашении, сказал Слава, а ты все на себя хочешь оформить. Нет, так не делается. Не ожидал от тебя, не ожидал…

Яна опешила. Слава содержит двух дочек от предыдущего брака, треть зарплаты уходит на алименты. Она сама воспитывает ребенка безо всякой помощи и знает, каково это рассчитывать только на себя, поэтому недовольства по алиментам Славе никогда не высказывала. Однако, нельзя сказать, что Слава содержит её и Настюшку. Яна сама хорошо зарабатывает, а тех денег, которые иногда дает Слава с натяжкой хватает на питание. Нет, он, конечно, помогает, по дому, если что-то нужно починить-прикрутить, возит на машине и Яна благодарна ему за это. Но даже в отпуске каждый платил сам за себя.

И почему Слава претендует на планируемую квартиру, она не понимает. Ведь первоначальный взнос, который Яна будет вносить, она скопила сама. Часть ей дала бабушка, как подарок для правнучки. И чтобы гасить ипотечные платежи, сдавать она будет опять же свою квартиру. “Получается всё за мой счёт, поэтому и оформляю я ипотеку, естественно, на себя, – объяснила она Славе, – Тем более ты и сейчас живешь в моем жилье и тебя мало волнует это, так что меняется?”

Но Слава продолжал настаивать, что раз они вместе планируют семейную жизнь, то имущество у них должно быть общим. Да, денег на участие в первоначальном взносе у него сейчас нет, но ведь он тоже работает, и какая-то часть его заработка будет уходить на оплату Яниной ипотеки или на содержание их семьи, что в общем-то равнозначно. Он будет делать ремонт, а это тоже стоит денег, на минуточку. Получается, что Яна будет просто использовать его и ничего более. Меркантильненько как-то ведь, разве нет?

Слово за слово и вот уже разгорелся их первый серьезный скандал. Больше всего Яну обидело то, что Слава, живущий на её территории и очень мало участвующий в бюджете, обвинил её в меркантильности. Так ни о чем и не договорившись, они легли спать, стараясь держать между собой максимально возможную дистанцию. А утром Слава, отказавшись от завтрака и побросав вещи в сумку, ушел громко хлопнув дверью. Яна подозревала, что он вернулся в соседний город, в квартиру отчима, где и был прописан. Больше идти ему было некуда.

Пообижавшись несколько дней, Яна стала наводить пошатнувшиеся мосты. Славу она любила и не думала, что все повернется именно таким образом. И, может быть, даже сделала так, как он и настаивал: оформила бы ипотеку после замужества. Но оказалось, что Слава заблокировал её контакты везде, где было можно, сообщив общим друзьям, что не желает больше и слышать о Яне, которая зациклена на материальном и не ценит человеческих отношений. И теперь Яна пытается понять, кто же прав и что ей со всем этим делать.

Уважаемые читатели, неужели Яна действительно предложила плохой вариант улучшения жилищных условий, не подходящий для семейной жизни? Или ей все-таки нужно насторожиться и подумать, почему Слава так категоричен в вопросах собственности, причем почти не имея к этой собственности никакого отношения? А, может быть, Слава и прав, ведь какой-то вклад он будет делать и в погашение ипотеки, и на содержание семьи после брака?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *