Зачем ты выходила за меня, если любишь другого

Татьяна Афанасьевна вышла замуж. Прям в 60 лет вышла и ничто ей не помешало. Где она нашла мужа, осталось загадкой и для соседей и для ее подруг. “Бог послал”, – отвечала она, как будто это был какой-то ответ.

Она бодро переехала к мужу, сдав свою малогабаритную двушку и приготовилась стать женой, домохозяйкой и душой их новой семьи.

Со стороны Татьяны Афанасьевны выходить замуж было нечестно, ее сердце было уже отдано молодому хлыщу Эдику, занимавшему не только все ее сердце, но и позицию внука от любимой дочери. И все ее перемещения в пространстве были ради него. Выйти замуж, унаследовать со временем ( в свою смерть она не верила) еще одну квартирку, где будет жить Эдичек, а главное, отдавать ему свою пенсию. Не каждый месяц, а подкопив, что там останется от хозяйства, которое, конечно, обязан финансировать новый муж, что удастся где-то раздобыть – продать ли старое и не очень им нужное, из дома мужа или даже устроиться подработать, отдать ему большой кучкой, упиваясь своей щедростью и его благодарностью.

Любовь, она настоящая

Эдика никак не брали на работу, хотя он, конечно, очень хотел, но только справедливую работу, на которой зарплата была бы равна тому представлению о своей значимости, которая захватила Эдика. Справедливые работы на дороге не валялись, как и не лежали под диваном, чтобы Эдичка мог удобно достать их и рассмотреть, отдыхая от сна и разных мыслей.

Муж Татьяне Афанасьевне попался нежадный – на хозяйство выдавал, помогал с подарками ее родным, только вот Эдика, конечно, невзлюбил. “Как у такой трудолюбивой пчелки мог вырасти такой ленивый и бесталанный внук?” – ранил он жену в самое сердце, немного подвыпив и не сводя концы с концами. Ведь в трудовой семье растут труженики, а в пустой семье лентяи?!

Не зря муж называл Татьяну пчелкой, рук она не покладала. И блюда у нее интереснейшие и выпечка всегда и студни-разносолы, все умела и так, что “ум отъешь”, как завистливо вздыхали за столом его друзья. Но любила она не его, это он остро чувствовал, что ее сердце занято.

Эдик приоделся, взял в кредит машину и купил в кредит какой-то дорогой телефон. Он был всего этого достоин. Муж Татьяны Афанасьевны грустил. Не о нем думала его жена, не ему несла она то, что считала ценным. С ним она как-будто отрабатывала. Наготовлено, убрано, поглажено. А любовь? Как он представлял любовь? Быть вместе, говорить обо всем, радоваться друг другу. Татьяна Афанасьевна же просто “отрабатывала ставку жены”.

мы знаем, когда нас любят
И тут ее муж, наконец-то, заметил, что в совместную жизнь она ни копейки не вкладывает! Ни рубля. И откуда вдруг все появляется у молодого хлыща, он тоже понял. Он взял бутылку и пошел к своему другу, провентилировать ситуацию.

-“Ты ее, получается, к внуку ревнуешь? – не понял трагедии друг, – ну любит она внука, все любят. Заботится она о тебе прекрасно, мы все свидетели. Что тебе еще надо? ”

Да, он ревновал и завидовал, до острой сердечной боли, чужой молодости и этой беззаветной, искренней любви.

-“А мне домработница не нужна, “- сердился вчерашний жених – “я не для того женился, чтобы каждую копейку жена хлыщам отдавала – хоть внуки они ей хоть кто!” – от обиды он заговорил об Эдике во множественном числе. -Я не жадный, ты знаешь, я всегда за своих все отдам, но у меня просто какой-то засланец, а не жена. Я ей не нужен. Не интересен. ”

Понимаешь – проникновенно обратился он уже к читателю – мне автор в этом рассказе даже имени не дала! Я никто! Я средство исполнения желаний Эдика! Я муж горячо и беззаветно любящей другого человека Татьяны Афанасьевны! В кино же бывают такие приемы – когда вдруг актер обращается к зрителям, почему не быть такому и в литературе?

“Или я или Эдик!” – поставил он вопрос ребром и тот сразу беспомощно свалился: шансов у мужа не было никаких. Он был удобен, за ним ухаживали, но любви – иногда вся любовь достается какому-то нестоящему объекту. “-Какая любовь в нашем возрасте?” – лукавила истово любящая Татьяна Афанасьевна. “Мне себя упрекнуть не в чем”.

Как Татьяна Афанасьевна никому не рассказала, откуда такой прекрасный муж взялся, так и не сказала, куда делся. Засела снова в интернет, ищет место домработницы, с проживанием, руки у нее золотые и сердце тоже, только вот, как-то не складывается. Эдику так много надо, а ей уже, все-таки, 60….

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *